22.08.2019

13.08.2019

Please reload

Недавние посты

Минский котел 2017

25.07.2017

1/4
Please reload

Избранные посты

Berget 16: Iron Claws - начало

 

26-30 июня 2018 года, неподалеку от Шведского города Соллефтео (Sollefteå) состоялись 16-е международные игры Berget-16: Iron Claws. Всего в играх участвовало 1776 игроков из 39 стран. Полигон для проведения игр использовался новый, отличающийся меньшими перепадами высот, в отличии от полигонов прошлых лет. Однако, масштабы полигона были сохранены - состязания происходили на площади более 8,5 квадратных километров (850 гектар).

 

Силы, действующие на полигоне, были поделены на 2 основные противоборствующие армии - NAF (синие повязки) и UPIR (красные повязки). Кроме того, на полигоне присутствовала еще одна сила - 247 человек выполняющих ролевые функции гражданского населения, полиции и вольных наемников. Россия была представлена на игре 12-ю страйкболистами, 7 из которых - бойцы и рекруты МСК Бобры. Играли мы, как и традиционно ранее, за силы "красных" - армию UPIR. Подготовка на этот раз несколько отличалась от предыдущих выездов на Berget. Дело в том, что регистрируясь на игру мы изначально не желали играть ни на одной стороне, кроме "красных" UPIR, а вакантные места оставались только в составе подразделений PsyOps, которые должны заниматься выполнением специальных миссий-квестов. Понимая сложность специфики, в процессе подготовки к игре проводились специальные занятия по дисциплинам скрытного передвижения, геолокации, специальным навыкам английского языка. Кроме того, еще за месяц до начала мероприятия, с нами связался командующий сил UPIR, Вилли, который внес некоторую ясность в предстоящие нам приключения. Одной из особенностей нашего применения на игре стали миссии по захвату в плен вражеских солдат и офицеров, похищение ключевых игровых персонажей. Наручники и стяжки с собой брать не стали (пожалели будущих пленных), но вот пару методов активного допроса освоили.

 

Началось для нас приключение рано утром в субботу 23 июня - именно тогда мы стартовали из города-героя Москвы и легли курсом на северную столицу, Санкт-Петербург. Вот не поверите, но трасса Москва-Петербург за последние 5 лет преобразилась до неузнаваемости. Более половины пути преодолеваются по параллельной, высокоскоростной трассе-дублере. В отличии от былых 12 часов, на дорогу ушло всего около 8 часов. Дорога приятная, с минимальным количеством перекрестков и светофоров. Ну а в Питере, в Питере нас ждала первая миссия - встреча с первым капитаном команды МСК Бобры, Женей ДМБ Юрахно. Тут стоит отметить, что из 7 выезжающих на Berget Бобров, лично, первого капитана команды знал лишь один - Женя-Рахап. Однако, это никак не повлияло на уровень доверия и взаимной симпатии на состоявшейся встрече. Видимо сказались высочайшие стандарты отбора кандидатов в команду по признаку психологической совместимости. В прямом смысле этого слова - потребовалось лишь 5 минут, что бы представиться и стереть все границы ограничений, присущих незнакомым людям. А в городе в этот вечер праздновали выпускной вечер, весь центр был охвачен праздником "Алые паруса". Не обошлось и без салюта, что длился 20 минут к ряду. Мы прекрасно отпраздновали начало нашего "главного приключения лета".

 

Следующий день в северной столице был потрачен на последние приготовления к посещению Berget-а. Дело к делу, то пополнение провианта, то закупка дополнительной экипировки, то пополнение полевых расходных элементов - так мы скоротали второй день нашего путешествия. Вечером того же дня у нас состоялся последний, в этой поездке, приличный ужин на мягкой мебели, с горячим супом и стеклянной посудой. А на утро 25 июня мы погрузились на автомобили и взяли курс на Финский город Хельсенки.

 

Вспоминая о сборах в путешествие, отчетливо вспоминается сказанные неоднократно первым заместителем капитана команды слова - "все оружие упаковывать в глубь багажников, документы держать при себе". И вот мы приезжаем на пропускной пункт у границы, и первая новость - у двух наших рекрутов паспорта в рюкзаке, а тот в багажнике. Ну что же, делать нечего - открываем багажник, что бы достать рюкзак, а из него и паспорта. Рядом стоят таможенники, открывается багажник Volvo (где ехали рекруты) и тут же на асфальт падает лишь на половину зачехленный автомат АК-74. Немая сцена. Ветераны Бобров просто растерялись от такого, рекруты - побледнели. Что же до таможенников - те и вовсе потеряли связь с реальностью. "Да мы это - страйкболисты. Это не настоящий - игрушка" промямлил кто-то из наших. "Надо бы их на отстойник отогнать и осмотреть внимательно" - буркнул своему коллеге молодой таможенник. "Да ты что, ну их в баню! Закрывай багажник и пусть уезжают скорее!" - был вердикт таможенника постарше. Мы виновато положили выпавший автомат обратно в багажник и пошли ставить штампы-отметки о пересечении границы в свои паспорта. Уже через 5 минут, на территории Финляндии, мы просто смеялись над всей комичностью произошедшего. А еще через половину часа, после прохождения контрольного пункта с Финской стороны, летели по трассе в сторону Хельсенки, там нас ждал паром до Стокгольма. Уже утром следующего дня, 26 июля, мы сошли на берег в Шведском Стокгольме и взяли курс на север страны. К вечеру того же дня, наш флаг был поднят над лагерем UPIR, находившимся на восточной стороне полигона, где уже совсем скоро должны были начаться состязания Berget-16.

 

Оказавшись вечером 26 июня на полигоне, мы как-то очень быстро и непринужденно влились в дружеский коллектив армии UPIR. Уже при въезде на внутреннюю территорию лагеря, обнесенную забором, мы сразу нашли предназначенную для нас, PsyOps, палатку. Распаковались, подготовили снаряжение, подняли флаг. Рядом с нами в палатке разместились еще с десяток страйкболистов из Англии, Эстонии, Португалии. Сразу после размещения, к нам в палатку зашли и представители штаба - командующий Вилли, его заместитель по специальным операциям Ярик и еще несколько высших офицеров. Разговор, не смотря на полный интернационал собравшихся, состоялся на хорошем Русском. Как выяснилось, половина штабных обитателей довольно бодро изъяснялись по Русски. Ближе к ночи мы собрались за богатым столом и выпили "за знакомство", "за встречу" и "за предстоящую игру" с нашими новыми товарищами.

 


Основные события начались 27 июня. День прошел спокойно и размерено - все прибывшие на Berget игроки занимались предварительными мероприятиями. Мы, как и все, убрали с территории свой гражданский транспорт, приготовили снаряжение, устройства связи и вооружение, прошли регистрацию и обязательное хронирование. Начало игры было назначено на 21:00, но уже к 19:00 все были готовы выступать, а в воздухе царила предбоевая, немного мрачная, атмосфера. Примерно в 19:45 заработал штаб нашей стороны и на 20:00 было назначено общее построение. К нам, солдатам "красной" стороны UPIR, обратился командующий Вилли. Речь была не долгой, но очень харизматичной. А сразу после окончания речи все пришло в движение. Вся наша масса как-то энергично, но сама собой, распределилась на большие и малые подразделения. Мы не имели права покидать лагерь до 21:00, но уже за 20 минут до начала игры, каждый "красный" был на своих стартовых рубежах, техника стояла с заведенными двигателями а офицеры сверяли карты и проводили короткие напутствия-инструктаж для готовых к сражению людей.

 

Наша первая миссия - скрытая транспортировка груза. В командовании нам выдали огромных размеров ящик и приказали унести его в болота, а там утопить. Как выяснилось, по сценарию и легенде игры, в этом ящике были останки тел, убитых нашими наемниками, журналистов свободного мира. Очень по нашему - подумали мы. Кроме прочего, в ящике было заложено радиопередающее оборудование с трекером GPS, и местная полиция могла улавливать от него сигнал, находясь неподалеку, а вместе с сигналом получать и данные о местоположении ящика. Сначала ящик мы несли с колоннами наших доблестных войск UPIR, но это продлилось не долго, и в какой-то момент наши пути разошлись. Всего в группе с ящиком оказалось 10 человек (7 Бобров и 3 страйкболиста из Московской команды Электродоги). Нести ящик становилось все труднее и труднее. По дорогам рыскала полиция, и мы приняли решение уйти с дороги в лес. Идти лесом не сложно, но вот огромный и тяжелый ящик упрямо не хотел даже сближаться с болотом - он не пролезал между ветками, цеплялся за кусты и Шведские камни-валуны, мешал шагу несущих ящик людей. Кроме того, пока несли ящик встретили и обошли несколько патрулей противника. В конечном счете, на месте, где должно было быть подходящее болото, мы столкнулись с проблемой. В Швеции на тот момент уже несколько недель к ряду не было дождей. Из-за аномально-сухого лета, весь лес пересох, а от масштабного болота, где мы должны были топить ящик - осталась лишь малая лужа, обозначавшая центр, некогда великих, топей. Но делать было нечего, и мы принялись топить ящик в этой луже 5х5 метров. Как ни странно, но ящик поддался и плавно отправился куда-то вглубь, а мы уже так привыкли к нему, что даже немного сожалели о том, что больше его никогда не увидим. Но тут случилось непредвиденное - уйдя в болото примерно на половину, ящик прекратил свое трагичное погружение. Наши чувства к нему снова изменились, и мы вновь стали прикладывать силы к тому, что бы уже избавиться от него. Чего только не делали - прыгали по нему, пытались перекладывать с боку на бок, искали другое место утопления - но ничего не помогало в миссии избавления от вещественных доказательств "праведного суда UPIR".

 

В конце концов мы просто обложили ящик ветками и мхом, зафиксировали координаты "захоронения" и собрались уходить на базу. Но тут наши карты вновь были спутаны - после долгой засухи ливанул дождь, да не просто дождик - а настоящий ливень. Болото словно ожило и начало быстро превращаться из сухой поляны в настоящую топь. До ближайшего берега было около 500 метров, а ноги у нас уже с первой минуты дождя начали вязнуть по щиколотку в воскресшей трясине. Мы довольно быстро ускорились до полубега, а потом и вовсе до максимально-возможного темпа. Не соврать бы, но нам показалось, что задержись мы в этих топях еще на пару минут - и остались бы там на всегда, на одной глубине с "любимым" ящиком! Ну а пока у нас все только начиналось. Прошло уже около 3 часов от начала игры, а мы еще не сделали ни одного выстрела в сторону противника. Зато, благодаря миссии с ящиком мы уже в первые часы смогли немного осмотреться на полигоне и понять характер окружающей нас природы. Полигон представлял из себя весьма разноуровневую местность, поросшую мхом и хвойными деревьями. Кроме прочего, на полигоне жили дикие животные - на обратном пути мы видели настоящую шведскую лисицу. Зверь явно не заметил нашего приближения, и обратил внимание на "русских туристов" лишь в тот момент, когда дистанция между нами сократилась до 10 метров. Так как наш отряд, при сближении, оказался прямо у входа в лисью нору, зверю оставалось лишь примириться с нами - поджав хвост приблизиться к нам еще больше, до 2-3 метров, и исчезнуть в своей норе прямо у нас под ногами. Наш путь лежал обратно - на бузу UPIR.

 

История с утоплением непокорного ящика явно порадовала командование нашей стороны. Но противостояние только началось, и некогда было долго обсуждать детали случившегося. Наша следующая миссия - агитация/информирование в деревне гражданских. В штабе нам выдали листовки, на которых была информация о страшном вирусе, гуляющем в этих местах. Цель - расклеить эти листовки в деревне. Не без юмора вспомнился среди наших бойцов и газ "Novichok", что еще совсем недавно был самым часто упоминаемым в западной прессе. Самое интересное в этой миссии состояло в том, что деревня, в которую мы шли, располагалась на территории противника и нас ожидала предварительная миссия скрытого просачивания через линию фронта. Около 2 часов ночи 28 июля мы вышли с базы и взяли курс на юг. Наш замысел состоял в том, что бы максимально близко подойти к деревне по территории, контролируемой нашими силами, и лишь затем пересекать линию фронта и далее кротчайшим маршрутом двигаться к непосредственно деревне.

 

Движение на южную часть полигона не "порадовало" нас никакими затруднениями. Мы просто шли разбитой колонной по дороге. Кроме прочего, дорога почти по всей длине спускалась вниз, и это способствовало легкому преодолению пути. А вот внизу, на южной кромке полигона, мы обнаружили передовые части UPIR - они готовились к штурму форта TF. Южная дорога, ведущая на запад к деревне, была по сути перекрыта армией NAF. Кроме того, на дороге периодически появлялась вражеская техника с короткими вылазками-набегами в нашем направлении. Оценив ситуацию, мы приняли решение скрытно просачиваться на ту сторону линии фронта через лес, к северу от дороги. По началу, движение в лесу не представляло для нас больших сложностей - мы держались тропы, совпадавшей по направлению с вектором нашего движения. Но вот спустя каких-то 50 метров, тропа окончательно растворилась в лесу и мы оказались в чаще. Каждые новые 10 метров пути давались крайне тяжело. Густые ветки мешали передвигать руки и ноги, иногда приходилось двигаться ползком. Многочисленные сучья цеплялись за элементы одежды и снаряжения. Но ничто не могло нас остановить - миссия по "расклейке объявлений" вдохновляла на и придавала новых и новых сил. В конце концов, через примерно 800 метров лесной чащи, мы вышли на небольшую дорогу в тылу у "синих". Осмотревшись мы поняли, что находимся на лесной тропе Lillsaten, которая упирается с запада в перекресток, за которым наша цель - деревня. До перекрестка, от места нашей диспозиции, было около 800 метров, а сама дорога была свободной для движения и извилистой. Извилины были нам на руку, так как никто не мог контролировать визуально всю проезжую часть от начала и до конца. Мы вновь перешли к построению разбитой колонной и двинулись вперед. Наш лидер, Гер, сообщил группе, что бы в случае обнаружения противника все уходили на одну сторону дороги - вправо (на север), и мы были готовы нырнуть в густую чащу леса в любой момент. Не прошло и 5 минут, как эти навыки стремительной маскировки потребовались в действии. За одним из изгибов дороги послышался шум двигателя, а передовой дозор сообщил о контакте с техникой противника. "Колонна синих" пронеслось у нас в головах - все машинально исчезли в правой обочине дороги. Тут надо заметить, что летняя ночь в Швеции - светлая. Общий уровень естественного освещения в 2 часа ночи - как днем в Москве, в пасмурную погоду. Кроме прочего - на полигоне было невероятно тихо. Даже птицы не щебетали. Поэтому, даже отдаленный шум двигателя казался настолько близким и отчетливым, что по ощущениям казалось, что он не далее 30-50 метров, а на самом деле до источника шума могло быть около 250-300 метров. Вот и представьте, как залегло наше ядро боевой группы в кустах у обочины, и слушали как нарастает шум от приближающейся техники. В какой-то момент показалось, что техника уже в 5-6 метрах и вот-вот появится, что нас непременно увидят и расстреляют из башенных орудий. Но противника все не было видно, и от этого становилось лишь еще тяжелее. В какой-то момент, мы наконец дождались колонну. Оказалось, что столько шума исходило от всего 3 автомобилей и 2 квадроциклов. Конечно, встречи и, тем более, боя с ними нам было совсем не нужно. И что еще больше мотивирует при скрытном передвижении - они не заметили нас даже приблизившись на дистанцию менее 5 метров. Просто проехали мимо, и попали спустя 600-700 метров под огонь наших товарищей - передовых отрядов UPIR. А что до нас, группы диверсантов, мы выждали еще немного времени и двинулись дальше - к перекрестку, за перекресток, в деревню.

 

К перекрестку перед деревней мы подошли относительно скоро и, после встречи с колонной "синих", без бед. Но вот на перекрестке разыгралась драма. Наше построение в разбитой колонне состояло из 2 дозорных "Бобров" впереди, в 30 метрах позади шло ядро из еще 5 "Бобров", а в арьергарде находилось 3 "Электродога". Переходя перекресток, наш дозор и ядро без приключений перебрались на противоположенную сторону и скрылись в придорожном кустарнике, а вот с переходом тылов возникла проблема. Прямо в процессе пересечения перекрестка первым из трех "Электродогов" на дороге с севера неожиданно появилась патрульная машина "синих". Патруль, очевидно, заметил "красного" солдата, перебегающего через дорогу и приготовился к бою. А нам бой был крайне не нужен - цель состояла в расклейке агитации в деревне, и умирать в бою до тех пор, пока миссия не будет выполнена, да еще и в самом конце пути ну никак не хотелось. Патруль, подъехавший на перекресток, очевидно не сообразил, что через дорогу перебежали не все, и развернул турель автомобиля на запад. Точно так же, на запад, обратили свои стволы и пехотинцы "синих", спешившиеся и выбравшие себе позиции у левого борта автомобиля, с восточной стороны, где оставались еще два "Электродога" и смотрели из кустов на спины "синих". Решение вырвалось само собой. Основная группа, дозор и ядро, сделав пару выстрелов по автомобилю ушли дальше вглубь леса у обочины на запад, а тыловая группа, с восточной стороны дороги, открыла огонь в спину "синим". Победить в этом небольшом сражении было невозможно - у нас просто не было ни одного средства для поражения техники. Но вот перебить пехоту из патруля и поднять шум на перекрестке удалось. Конечно, это стоило нам потери двух товарищей, оставшихся на "той" стороне перекрестка, но основная группа вышла к конечной точке своей миссии - деревне гражданских "желтых".

 

Не сказать, что это было сюрпризом, все же мы приехали в войнушку играть, а не в расклейщиков объявлений, но деревня "желтых" оказалась ни капли не дружелюбной. До закрытия баз на ночь оставалось всего-то около 10 минут, и "мирное" население "желтых" сложило автоматы, пулеметы и гранатометы, а сами "мирные жители" ужинали и готовились к отбою. Наша миссия не подразумевала уничтожения противника или занятия деревни, да и что мы могли сделать, даже используя элемент внезапности за 10 минут, да еще и 8 против 300+. Решение снова пришло само собой - просто пойти и расклеить объявления на палатки, дома, машины и все, на что только можно. "Желтые", очевидно, по началу не поверили своим глазам, когда увидели нас, "красных", с оружием на ремнях за спиной мирно ходящих по их лагерю. Действительно, мы, не смотря на явную враждебность, ни в кого не стреляли, ни с кем не говорили и просто и методично расклеивали листовки. "Желтым" даже и ответить было нечем - они были совсем не готовы к такому. Но и "мир" продлился не долго - кто то все же схватился за автомат и началось. В считанные доли секунды "мир" сменился самой настоящей "войной". Победить в ней мы не могли изначально, но миссию свою уже выполнили - листовки успели поклеить. Ну а что бы не возвращаться в свой лагерь с боями и по оврагам и кустам - приняли бой с целью нанести как можно больший урон противнику, героически пасть, и комфортно, с оранжевыми повязками, вернуться по прямым дорогам в лагерь. И это было не сложно - наше оружие было при нас и готово к бою, а у "желтых" большинства оружие было аккуратно сложенно в палатках. Мы были мобилизованы и действовали как команда, а "желтые" были на отдыхе и разрозненны. Наконец, у нас было больше "мишеней" - стреляли по всему что движется. А вот "желтым" приходилось разбираться кто свой, а кто чужой. Тем более, что и повязки стороны у некоторых были сняты. Как проходил бой не особо помню, но вот то, что стрельба в лагере "желтых" продолжалась даже после того, как мы вышли - это запомнилось. Да и листовки были развешаны.

 

Теперь наш путь лежал обратно, на базу UPIR, на восточную часть полигона. По дороге мы увидели, что наши силы заняли форт TF, ну а в лагере нас ждал поздний ужин и немного отдыха.

 

 

Please reload

Поиск по тегам
Please reload

Архив