BERGET 14: BLACK GOLD

29 июня 2016 в Шведском городе Хернёсанд началась одна из самых масштабных страйкбольных игр года - BERGET 14 BLACK GOLD. Игра длилась 65 часов подряд и окончилась лишь 02 июля. В игре приняло участие 1952 игрока из 44 стран.


Всего по сценарию игры в противостоянии принимали участие 4 стороны:

- Силы северного альянса NAF

- Силы ЧВК UPIR

- Немногочисленные гражданские лица

- Немногочисленные игровые бандиты

Отдельная группа из 4 бойцов страйкбольной команды МСК Бобры приняла участие в игре на стороне UPIR. Так же на игре присутствовали представители других известных русскоязычных команд из России и Казахстана. Разумеется, первое что было сделано и еще до начала игры - из русскоязычных игроков был сформирован отдельный отряд. Кроме того, в сформировавшемся отряде RSA ("Русский отряд") воевали граждане Эстонии. Особого внимания заслуживает факт, что при основной возрастной группе играющих ~35 лет, в отряде RSA все 65 часов отыграл боец в возрасте 52(!) лет с позывным "Дед".

"Дед" не хуже остальных преодолевал все препятствия труднопроходимого полигона, воевал на передовой, лежал под дождем в засаде. Возраст деда стал известен остальным игрокам RSA только к концу 65-часовой игры и вызвал недоумение и восторг. Кроме того, в составе RSA, приняла участие в игре собственная бронегруппа. Казахстанские страйкболисты-энтузиасты собрали на базе Volkswagen Amarok настоящий бронетранспортер. На крышу кабины огромного автомобиля была смонтирована необитаемая турель с пулеметом и видеооборудованием для дневного/ночного прицеливания.

Управление турелью осуществлялось с помощью беспроводного видеопульта из салона или на небольшом отдалении от броневика. Кроме того, огромный Volkswagen Amarok запросто принимал экипированных бойцов в салон и кузов, а особо "горячие" бойцы перемещались стоя на внешних подножках по левому и правому бортам.

Как и ожидалось, на полигоне размещалось множество отдельных контрольных точек, каждая из которых обладала особыми свойствами - нефтедобывающие вышки, станции переработки, города... Основными целями игры был захват и удержание точек. Принцип захвата каждой точки состоял в том, что было необходимо добраться до неё, найти на территории точки небольшой электронный контроллер и нажать на нем клавишу своей стороны. После этого точка активировала режим захвата и начинала отсчет 30 минут. Через полчаса контроллер подавал несколько коротких звуковых сигналов. Услышав такой сигнал было необходимо повторно нажать на клавишу своей стороны - только после этого точка переходила под контроль. Пропустив время повторного нажатия, точка возвращалась в режим ожидания не меняя стороны принадлежности. Таким образом, захватывая точку было необходимо находиться рядом с ней не менее 30 минут. У обороняющих точку сил, эти 30 минут были временем для срыва захвата.

В 21:00 29 июня состоялось построение всей стороны UPIR. Командующий стороной, британский страйкболист с позывным Vinni, произнес харизматичную речь и в 22:00 началась игра. Небольшая группа была оставлена для охранения лагеря, а мы вместе с всей остальной стороной выдвинулись на захват отдельных контрольных точек. Следует отметить, что базу UPIR (квадрат J20) отделяла от полигона гора, через которую приходилось переходить при каждом выходе из нашего лагеря. Вероятно именно эта гора и переход через нее позволили нам максимально быстро мобилизоваться и придти в соответствующий тонус, так как до конца игры оставалось еще 65 часов.

Захват четырех ближайших к базе точек не составил для нашей стороны особого труда. Разумеется мы добрались до них первыми и быстро заняли точки №7, №8, №9 и №10. Часть стороны UPIR продолжила движение в глубь полигона на захват новых точек, а отряд RSA был оставлен для охраны занятых рубежей от флангового удара с севера и занял позиции у точки №10 (квадрат H15).

Именно на этом этапе и случилось наше первое боестолкновение. На точку №10 с севера вышли передовые силы синей стороны - NAF. Атака была отбита, а тем временем вся "красная" сторона UPIR продвигалась дальше в глубь полигона и уже должна была дойти до города, который располагался в самом центре игровой территории. Именно тогда к нам подошли на смену норвежские стракболисты UPIR и мы выдвинулись дальше, к городу, в квадрат G11. Следует отметить, что для того, что бы пройти в город, было необходимо пересечь еще одну гору.

Весь полигон - это груда огромных валунов, сложенная в разноуровневый рельеф, покрытая мхом и порослью с разряженным хвойным лесом. К моменту подхода к городу связь с командованием была прервана, и не было ясности, кто контролирует населенный пункт. Мы скрытно приблизились на расстояние выстрела и приготовились атаковать, но увидев в своих прицелах красные повязки на бойцах в городе поняли, что наши надежно удерживают населенный пункт и путь для нас свободен.

Оказалось, что до города первыми добрались NAF, но наши передовые отряды с накату выбили их. Местные шерифы гарантировали безопасность для бойцов UPIR, но требовали передвигаться по городу с отстегнутыми магазинами. Немного передохнув "Русский отряд" RSA выдвинулся на точку №4 в квадрате J11. Эта точка так же контролировалась "красными" UPIR, но была открыта для фронтального удара с стороны NAF.

Оказалось, что опасения так и остались напрасными. Единственными "захватчиками" на точке были многочисленные насекомые, которые беспощадно жалили и кусали наших бойцов. От массовых налетов насекомых не спасало ни одно средство из ассортимента, привезенного страйкболистами с всего мира. Оценив ситуацию, было принято решение выдвигаться на северную часть города, в квадрат E12, для отражения вероятных механизированных атак. К этому времени в город подтянулась и наша бронегруппа - огромный Volkswagen Amarok с дистанционно-управляемой турелью. Разместившись в чреве огромного автомобиля наш отряд выдвинулся на север и уже через пару минут столкнулся с группирующимися для атаки силами NAF. В завязавшемся бою диспозиция нашего отряда сложилась крайне неудачно. Отряд RSA, усиленный бронегруппой, вышел в тыл к обнаруженным силам NAF, и развернулся для атаки. Завязался бой, и у NAF появились первые потери, но в этот момент с севера, уже в тыл к отряду RSA вышли дополнительные силы NAF.

Получился своеобразный "паровоз", где отряд RSA атаковал в тыл передовые силы NAF, а дополнительные силы NAF атаковали в тыл отряд RSA. Понеся потери, нам все же удалось разбить передовые силы NAF, но сил на даже отход от атакующих нас с севера дополнительных сил NAF уже не было. Так русские стракболисты впервые отправились в мертвяк отбывать штрафное время за поражение. В общем-то на этом условно закончился первый игровой день. Вернувшись в лагерь UPIR (квадрат J20) для отбытия штрафного времени, практически весь отряд залег спать. Было необходимо восстановить силы, ведь впереди было еще 2 полных суток состязаний и сражений.

Второй день для команды "Бобры" начался с перехода все той же горы, что отделяла лагерь UPIR от основного полигона. Выйдя в квадрат J15 на точку №10 мы вновь соединились с остальными бойцами-страйкболистами отряда RSA. На полигоне царило затишье, наша миссия описывалась предельно просто:

  1. Выставить блок-пост на точке №10

  2. Контролировать удержание точек №7, №8, №9

  3. Прикрывать линию снабжения/прохода от базы UPIR к городу от флангового удара

На блок-посту было совсем тихо, и лишь периодически проходившие мимо страйкболисты "красной" стороны напоминали о том, что мы не на пикнике. В какой-то момент страйкболисты совсем расслабились и присели у края дороги, спиной к лесу. Оружие стояло сложенное в "колодцы" рядом, и именно в этот момент из леса, совсем близко раздалась стрельба.

Стоит отметить наш коллективный "прокол", никто из оборонявших блок-пост не смог даже дотянуться до оружия - как только раздались выстрелы, все в ту же секунду разбежались и залегли. В первые секунды стрельбы был ранен командир отряда. Единственные две единицы, из всего отряда, принявшие бой - страйкболист-Бобр с позывным "Гер" и огромный броневик Volkswagen Amarok, в котором в этот момент находился водитель. "Геру" повезло уцелеть в первом огневом контакте и переместиться к Amarok-у, на заднем сидении которого лежала автоматическая винтовка М4 оператора турели. Именно из этого автомата "Гер" и перебил идущих с правого фланга NAFовцев. В это же время Amarok открыл огонь из турели по левому флангу атакующих. Пока Гер и Amarok отбивали нападение, остальные оборонявшиеся добрались до своего оружия, но атака уже была отбита.

К середине второго дня командование прислало смену отряду RSA. Вместе с тем, нам было приказано выдвигаться в сторону города, в квадрат G11, где в этот момент шли бои. Перейдя опять через гору, на этот раз отделявшую нас от города, мы вновь приблизились к постройкам на расстояние выстрела. Связи с командованием опять не было, и опять не было ясно, кто контролирует город. Аккуратно продвигаясь к черте города и постройкам мы вновь, как и днем ранее увидели красные повязки на рукавах бойцов, охранявших город. Как и днем ранее, город был наш и встретил нас без боя. Охранявшие город бойцы рассказали, что бой действительно был, но им удалось отбить все атаки неприятеля. Не дожидаться связи с командованием, отряд RSA самостоятельно выдвинулся проверить удержание точки №4 в квадрате J11.

Наши цели:

  1. Проверка удержания точки №4. Если окажется, что точка занята NAFом нам следовало вернуть над ней контроль.

  2. Поиск и уничтожение остатков сил NAFовцев после атаки на город

Выяснилось, что NAFовцы даже и не пытались "забрать" точку №4 и по всей видимости просто забыли про неё. Сил NAF в окрестностях так же не обнаружилось. Зато за время нашего выхода появилась связь с командованием. Наш новый приказ - вместе с остальными механизированными силами обойти полигон с севера и атаковать базу NAF по единственной ведущей к ней асфальтированной дороге. Мы погрузились на транспорт и выдвинулись.по северной кромке полигона в квадрат G5. Подходил к концу второй день.

О какая это была поездка. Механизированная колонна UPIR двинулась по северной кромке полигона через восточный округ Шведского города Хернёсанд. Машины двигались колонной под национальными и красными флагами, в турелях сидели операторы, в кузовах сидели страйкболисты в форме и с оружием. Наш Volkswagen Amarok гордо катился по Шведским дорогам под Российским флагом, на рампе кузова сидели Российские и Казахстанские страйкболисты с оружием и флагами на рукавах формы, на подножках по бортам стояли страйкболисты-Бобры. Мирное население города восприняло это явление как парад: гражданские махали нам руками, пожарные и полиция салютовали и по воински приветствовали поднимая руку к голове. А тем временем мы подъезжали все ближе к базе "синих" - NAF


Итак мы оказались в квадрате G4, наша колонна остановилась, а бойцы-страйкболисты спешились. Предстояла атака на базу противника. Вообще, атака главной базы противника в страйкболе - это задача из разряда невыполнимых. В отличии от реальных боевых действий в страйкболе нет артиллерии и авиации. Как следствие нет возможности уничтожения укрепленных точек перед началом сражения. Таким образом, массированный штурм хорошо укрепленной базы, с передовой и тыловой линией укреплений - это занятие равносильное самоубийству. Иными словами - все идут на пулемет. Кроме того, очевидно, что сразу после атаки вся вражеская база будет мобилизована. Все страйкболисты противника будут подняты по тревоге, будет мобилизована и брошена в бой вся техника. В результате такой штурм превратится в массированный бой, в котором ключевое значение будет иметь численность, а именно численность при атаке базы на стороне обороняющихся. Наконец, база - это точка респауна (возврата в игру после штрафа за поражение) для игроков. Это значит, что пораженные игроки атакующих должны вернуться на собственную базу, отбыть на ней штрафное время, вернуться к базе противника и лишь после этого они смогут снова принять участие в сражении, если оно еще будет продолжаться. Обороняющиеся уже находятся на своей точке респауна, и им необходимо лишь отбыть штрафное время в мертвяке, после чего они могут вернуться на поле боя в качестве свежих резервов, с перезаряженными магазинами. Командование рассчитывало ударить по базе врага, пока значимые силы противника пребывают в штрафных мертвяках и не могут принять участия в сражении, но мы опоздали.


Уже на подходах к базе NAF завязался бой. Пехота воевала по широкому фронту по обе стороны от дороги, ведущей на базу. Техника вела бой вдоль дороги. Машины на которых мы прибыли к месту боя выходили из строя одна за другой, оставаясь неподвижными вдоль дороги по обочинам. В какой-то момент в строю осталась только одна машина стороны UPIR - это тот самый Volkswagen Amarok, привезенный на игру Казахстанскими страйкболистами. Огромный автомобиль ловко и умело маневрировал среди уничтоженной техники, прикрываясь складками местности и корпусами выведенных из строя автомобилей. Опытный Казахстанский механик-водитель, маневрируя, оставался на наиболее благоприятной для себя дистанции ведения боя. Необитаемая турель вела практически безостановочный и прицельный огонь. Спустя еще 10 минут показалось, что с стороны UPIR не осталось никого, кроме Volkswagen Amarok с необитаемой турелью на крыше и Казахстанскими номерами на бампере. Машине противостояло около 100 пехотинцев и два броневика с обитаемыми турелями, и они никак не могли победить Казахстанского зверя, выкрашенного в черный цвет и ведущего непрерывный пулеметный огонь. Увы, чудес не бывает, и численный перевес сил NAF сыграл свою роль в этом сражении. Страйкболисты UPIR, а с ними и отряд RSA отправились обратно, через весь полигон на собственную базу отбывать штрафное время в мертвяке.

К третьему дню силы стракболистов поубавились. Игра стала приобретать позиционный характер. К этому моменту сторона UPIR уже удерживала 9 из 12 контрольных точек и город. Игроков "синей" стороны приходилось, в буквальном смысле, разыскивать по полигону. В сложившихся условиях командир отряда RSA обратился к командующему стороной за разрешением выйти на свободную охоту. Ассистенты командующего сразу предупредили руководителя, что если не найти Русским врага, то в войсках UPIR не останется "добрых Русских", а воевать придется с 20-ю "злыми Русскими". Командующий, британский страйкболист Vini, поворчал, но выйти на свободную охоту разрешил. Отряд RSA погрузился на технику и выдвинулся туда, где проще всего найти противника - снова на вражескую базу. Мы реально понимали, что едем в "один конец", и после вернемся в мертвяк, но при этом преследовали вполне конкретные цели:

  1. Преодолеть скрытно и без боя линии обороны базы NAF

  2. Провести разведку расположения базы NAF и подходов к ней

  3. Атаковать базу непосредственно в черте лагеря, среди палаток. Тем самым сорвать отдых стракболистов "синей" стороны, посеять панику и неразбериху, вызвать беспорядочный огонь всех присутствующих на территории базы

  4. По возможности, убить командующего стороной NAF

На этот раз страйкболисты отряда RSA спешились заблаговременно, и к базе выходили пешком. По дороге нам встретился дружественный отряд с красными повязками - Португальские страйкболисты.

Португальцы планировали выйти к тыловым точкам NAF и атаковать склады снабжения. Они шли пешим строем от самой базы UPIR и успели заметно устать. Нам было явно не по пути с ними, ведь нас интересовала сама база NAF, и мы разошлись своими путями, но в наши цели добавилось отвлечение сил охраны складов на себя. Скрытно передвигаясь по кустарникам и предлеску вдоль дороги, наш отряд вышел к крутому изгибу дороги, за которым слышались голоса. Пройдя вперед мы оказались на холме, перед нами снизу была единственная асфальтовая дорога к базе NAF, за дорогой начинался редкий хвойный лес, среди которого стояли палатки базы NAF. Мы практически достигли своей цели, но пересечь дорогу скрытно не представлялось возможным - голоса, которые мы слышали еще на подходе, принадлежали солдатам-страйкболистам NAF, которые открыто стояли на дороге прикрывая проход к своей базе. Переглянувшись и не промолвив ни слова мы открыли по ним прицельный огонь с холма, на котором находились. Уже через 1-1,5 секунды короткого огневого контакта NAFовский дозор лежал на асфальте вдоль обочины, доставая оранжевые повязки - индикаторы поражения. В этот же момент на дороге послышался звук моторов, а мы затаились и приготовили гранатометы для уничтожения страйкбольной бронетехники. Но увы, звук моторов принадлежал двум квадроциклам с медиками-страйкболистами синей стороны. Они не спеша подъехали к только что обстрелянным дозорным и великодушно предложили перевязку, даже не осмотревшись. В рядах RSA вполголоса прозвучала команда "огонь" и весь отряд снова ожил - вскочив на ноги и пробежав краю спуска к дороге, мы вновь открыли огонь, теперь уже по 4 медикам NAF. Оказалось, что наш огневой контакт остался даже не замеченным на базе NAF - там подумали, что это лишь тестовая стрельба (проверка оружия) своих же. А мы тем временем уже развернулись в боевой порядок, пристегнули свежие магазины к оружию и шли у первой линии палаток. Сказать, что мы застали врага врасплох - не сказать ничего. Ошарашенные стракболисты "синей" стороны просто выходили из палаток под стволы нашего оружия. Первые несколько минут сопротивления даже и не было - мы просто продвигались по лагерю врага, методично истребляя живую силу противника на отдыхе. Лишь спустя 4-5 минут "избиения", к нам на встречу подоспели силы охранения базы и отдыхавшие страйкболисты, поднятые по тревоге. Мы разворошили осиное гнездо. Разбившись на три группы отряд RSA продолжал бой, появились первые потери, но интенсивность стрельбы страйкбольного оружия только возрастала. 6 миллиметровые шарики стучали по тентам палаток, столбам деревьев, огромным валунам, страйкболистам. Из всех щелей кто-то стрелял, с всех сторон кто-то кричал. Наши силы таяли, и спустя какое-то время мы все оказались на асфальтовой дороге. Последним из лагеря NAF вышел боец с позывным "Дед". Все бойцы RSA были в оранжевых повязках (индикаторах поражения) и должны были отправиться в мертвяк, а на базе NAF все еще продолжалась стрельба - потерявшие организованность "синие" стреляли по всему, что движется, продолжая отправлять собственных товарищей в мертвяк.

До конца игры оставалось около 15 часов. Весь отряд RSA ("Русский отряд") находился на собственной базе, все еще смакуя результаты нападения на базу NAF, огромный Volkswagen Amarok с Казахстанскими номерами не мог покидать базу из-за начисленного штрафа, а на полигоне все так же было тихо - сторона UPIR контролировала 9 из 12 точек и город в центре полигона. Командование стороны растянуло силы для охраны всех подконтрольных точек и значительных сил для новых ударов по позициям NAF уже не было. Более того, уставали и сами страйкболисты как с стороны UPIR, так и с стороны NAF. Понимая, что коренным образом ситуация до конца состязаний не изменится, мы снова попросились у командования стороной в свободную охоту. На этот раз, Vini даже не ворчал, а лишь пожелал удачи. 11 бойцов из отряда RSA вновь отправились в путь по полигону - снова через гору к ближайшим точкам, от туда через гору к городу, а затем к линии разграничения с синими. Скрытно перейдя за линию фронта, мы снова оказались в тылу врага. Наши цели состояли в следующем:

  1. Незамеченными пройти в глубокий тыл, к единственной асфальтовой дороге к базе NAF

  2. Скрытно организовать на дороге к базе NAF засаду с подготовленными перекрестными огневыми точками и путями для отхода

  3. Перекрыть единственную асфальтовую дорогу базы NAF на предмет любого передвижения сил в любом из направлений

Переход дался нелегко. Всю дорогу мы шли то в гору и задыхались от нехватки воздуха на марше. То спускались с крутых скал поросших мхом, где каждый неверный шаг мог стать последним в жизни. По дороге мы встречали других страйкболистов, но старались даже не сближаться с ними, что бы не раскрыть своего присутствия. Марш не был легким, и мы неоднократно останавливались на короткие привалы.

Так или иначе, к исходу дня мы добрались до противоположной от нашей базы точки полигона, а впереди стали слышны шумы от периодически проезжающих автомобилей. Оценив ситуацию командир отряда принял решение оставить на восточной стороне дороги 3 бойцов, остальные 8 бойцов скрытно пересекли асфальтовую дорогу. Поднявшись по обе стороны от дороги выше, к базе NAF, мы приступили к подготовке огневых точек открытого типа. Рельеф старались не менять, растительность не ломать и не рубить. Кроме прочего все бойцы нанесли на свою форму элементы маскировки в цвет окружающего нас фона.

Настала пора ожидания жертв. Дозоры информировали о приближающемся транспорте, гранатометчики были готовы остановить любую технику, а огневая группа ждала пехоту "синих". Работа в засаде осложнялась еще и тем, что кроме страйкболистов по полигону свободно перемещались гражданские лица. В обычное время, полигон был природным заповедником, куда постоянно приезжали специалисты для изучения флоры и фауны, а так же постоянно присутствовали туристы. Разумеется, мы пропускали без какого либо препятствия гражданские автомобили, бегунов, велосипедистов и туристов - они даже и не догадывались о том, что проходят под прицелами нашего оружия. В какой-то момент дозорные сообщили долгожданную весть - к нам приближается джип "синих" под флагом и без включенной аварийной сигнализации (аварийная сигнализация использовалась как индикатор поражения техники). Мы замерли в предвкушении и уставились на дорогу, на которой вскоре появился обреченный автомобиль. Гранатометчики ударили по автомобилю сразу с трех сторон и все трое добились попадания. Их удар был таким слаженным и быстрым, что автоматическая сирена-индикатор уничтожения взвыла сразу же, а автомобиль еще прокатился несколько метров до полной остановки. В ту же секунду распахнулись задние двери и из кузова показались бойцы-страйкболисты с синими повязками. Они собирались скорее покинуть подбитый автомобиль, но автоматы Бобров Гера и Бабая не дали им даже подойти к выходу из кузова - внутрь автомобиля, в распахнутые только что двери, полетели сотни 6-миллиметровых шаров, а экипаж автомобиля даже "завизжал" каким-то неистовым криком. Начало было положено, отряд RSA проводил взглядом подбитую машину, которая отправилась в мертвяк с всеми пассажирами и экипажем. Впереди нас ждало одно из двух - либо еще один успешный перехват, либо бой с силами NAF, которые попробуют деблокировать дорогу.

На полигоне вновь начался дождь. Следует отметить, что это был уже не первый дождь за время игры, но теперь капли с неба застали нас не на марше или в лагере, а в засаде, когда все бойцы лежали на голой земле. Одежда начала мокнуть, а движения на дороге так и не было - очевидно, NAFовцам не очень хотелось выходить из лагеря под дождем. Так прошел час. Все это время по дороге, под дождем, проезжали только гражданские автомобили и несколько раз пробежала туда-сюда женщина спортсменка. Вдруг от дозорного с стороны базы NAF прозвучала информация, что в нашем направлении идет отряд из 15-20 пехотинцев без маркеров поражения.